Новости
01.01.2022
Поздравляем Вас с Новым годом и Рождеством!
06.03.2021
Поздравляем с Международным женским днем!
23.02.2021
Поздравляем с Днем защитника Отечества!
Оплата онлайн
При оплате онлайн будет
удержана комиссия 3,5-5,5%








Способ оплаты:

С банковской карты (3,5%)
Сбербанк онлайн (3,5%)
Со счета в Яндекс.Деньгах (5,5%)
Наличными через терминал (3,5%)

ДОПУСТИМОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ В КОММЕРЧЕСКИХ СПОРАХ

Авторы:
Город:
Москва
ВУЗ:
Дата:
11 января 2020г.

Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором[1]. В упомянутой норме, закрепленной в Гражданском Кодексе Российской Федерации, законодатель подошел достаточно лояльно в отношении конкретных видов специальных мер денежного и имущественного характера, имеющих своей целью побуждение к точному, реальному и надлежащему исполнению обязательств под угрозой несения неблагоприятных последствий в связи с неисполнением взятых на себя должником обязанностей. Иначе говоря, перечень способов обеспечения исполнения обязательств, исходя из буквального и грамматического толкования нормы закона, является открытым, что, на первый взгляд, позволяет прийти к выводу о возможности, в отсутствие императивного запрета, к созданию непоименованных в действующем законодательстве способов, облегчающих не только предпринимательские отношения, но и отношения между гражданами.

Руководящей идеей, которая и легла в основу написания настоящей работы, представляется детальное рассмотрение обеспечительной купли-продажи как одного из видов титульного обеспечения, что, в свою очередь, выступает в качестве непоименованного способа исполнения обязательств, возможность существования такой конструкции в отношениях, возникающих между физическими лицами, которые не являются индивидуальными предпринимателями, в гражданском обороте.

По отношению к обеспечительной купле-продаже, ставшей предметом рассмотрения в надзорной инстанции 06.10.1998 г., ВАС Российской Федерации подошел достаточно настороженно. Связано это было с тем, что при наличии тех способов обеспечения обязательств, которые закреплены в ГК РФ, при том, что этот перечень не является закрытым, суды полагают, что стороны, создавая что-то новое, однако такого не образуют, а используют известные ранее конструкции для того, чтобы обойти их обременительные для сторон условия. Так и в этом деле, дошедшем до Президиума ВАС Российской Федерации было однозначно и категорично указано на невозможность применения непоименованного способа обеспечения обязательств в конкретных правоотношениях. «… договор покупки акций банком у компании прикрывал залог акций, за счет которого банк вправе был получить удовлетворение в случае невозврата в срок кредита. Стороны вправе были обеспечить исполнение кредитных обязательств залогом акций, поэтому признание судом ничтожным условия об обеспечительном характере купли-продажи акций в договоре о предоставлении кредитной линии необоснованно. Учитывая, что стороны имели в виду залог, к сделке с акциями в силу пункта 2 статьи 170 ГК РФ должны применяться правила о залоге»[2]. Одним из мотивов принятия такого решения явилось отступление сторонами от нормы, предусматривающей императивное правило об обращении взыскания предмета на торгах.

Спустя десять лет до Президиума ВАС Российской Федерации дошло дело, предметом рассмотрения по которому стала сделка РЕПО между банком и инвестиционной компанией. «Основанием возникновения требования банка к должнику является соглашение о совершении сделки купли-продажи ценных бумаг с обратным выкупом (сделки РЕПО), которое заключено между банком и обществом с ограниченной ответственностью. Согласно пункту 1 соглашения от стороны приняли на себя обязательства по совершению двух взаимосвязанных сделок. Условия данного соглашения, в том числе о его предмете, об ответственности сторон, установленной за нарушение обеих частей сделки, свидетельствуют о том, что воля сторон при заключении сделки РЕПО была направлена на исполнение обеих ее частей»[3]. Хотя данная конструкция так и не была еще закреплена на законодательном уровне, в законе о рынке ценных бумаг, возможность заключения таких договоров было предусмотрено в подзаконном акте[4].

В     этот     раз     высшая     инстанция      не      применила      нормы      общей      части ГК Российской Федерации относительно притворности сделок, что, безусловно, плодотворно повлияло на формирование дальнейшей судебной практики в отношении применения непоименованных способов обеспечения обязательств. «… судами было установлено, что между истцом и ответчиком, … были заключены договоры: № 284700 купли-продажи 28 инвестиционных паев … и № 284701-284702 купли- продажи 27,5 инвестиционный паев. Между сторонами в тот же день были заключены договоры: № 284703 купли-продажи 28 инвестиционных паев и № 284704-284705 купли-продажи 27,5 инвестиционный паев. В соответствии с условиями договоров истец обязался выкупить у ответчика инвестиционные паи, то есть договоры являются договорами обратного выкупа инвестиционных паев, приобретенных ответчиком по договорам № 284700 и № 284701 - 284702. Исходя из буквального толкования условий договоров, а также фактически совершенных сторонами действий по исполнению договоров, суды пришли к выводу о том, что между сторонами были заключены договоры купли-продажи ценных бумаг с их обратным выкупом, представляющие собой сделки РЕПО. По мнению судов первой и апелляционной инстанции, законодательство не ограничивает субъектов гражданского оборота в способах аккумуляции свободных денежных средств – либо с помощью заключения договоров займа, либо с помощью продажи имеющегося у истца имущества с одновременным заключением договоров об обратном выкупе этого же имущества, вследствие чего у сторон не было интереса в прикрытии сделки кредита иной сделкой. Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суды обеих инстанций признали, что оспариваемые сделки являются сделками РЕПО, при этом отметили, что хотя понятие договора РЕПО на момент заключения договоров законом не предусматривалось, но определение сделки РЕПО содержалось в Положении о порядке заключения и исполнения сделок РЕПО с государственными ценными бумагами Российской Федерации, утвержденном Банком России от 25.03.2003 г. № 220-П, и оно использовалось при обращении ценных бумаг. Суд апелляционной инстанции также указал, что несмотря на неприменение к правоотношениям сторон положений статьи 51.3 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", введенной в действие после заключения оспариваемых сделок, само наличие в настоящий момент законодательных норм, регулирующих договоры РЕПО, свидетельствует о том, что такие сделки могли заключаться и до принятия указанной нормы и не являются притворными. Исходя из содержания прав и обязанностей сторон по оспариваемым договорам, суд кассационной инстанции считает допустимым применение к ним общих положений о договорах купли-продажи, но только в той мере, в которой это не будет вступать в противоречие с конечными целями сделок и с согласованной действительной волей сторон, а также смыслом договоров в целом. При этом необходимо отметить, что каждая пара сделок по покупке и обратной продаже одних и тех же ценных бумаг, представляет собой не две отдельные, самостоятельные и независимые друг от друга сделки, а взаимосвязанные сделки, направленные на достижение тех целей, которые стороны имели в виду при заключении договоров»[5].

Таким образом, судя по правоприменительной практике ВАС Российской Федерации не трудно заметить кардинальную изменчивость относительно применения обеспечительной купли-продажи в практической деятельности коммерсантов. Позиции, изложенные в судебных решениях, безусловно, стали предпосылками для дальнейшего изменения законодательства, включая ранее непоименованные способы в нормативные правовые акты для придания им правовой защиты в случае возникновения конфликтов.

 

1      Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. - № 32. - Ст. 3301.

2     Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.1998 г.№ 6202/97.

3     Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.10.2008 г.№ 12886/07.

4   Положение о порядке заключения и исполнения сделок РЕПО с государственными ценными бумагами Российской Федерации, утвержденное Центральным банком Российской Федерации 25.03.2003 г. № 220-П.// Вестник Банка России. 17.07.2003 г. № 40.

5     Постановление Федерального Арбитражного Суда Московского Округа от 16.11.2011 г. по делу № А40-22155/11-34-193.

 

Список источников и литературы

 

1.    Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. - № 32. - Ст. 3301; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 2 от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. - № 5. - Ст. 410.

2.    Положение о порядке заключения и исполнения сделок РЕПО с государственными ценными бумагами Российской Федерации, утвержденное Центральным банком Российской Федерации 25.03.2003 г. № 220-П. // Вестник Банка России. 17.07.2003 г. № 40.

3.   Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.1998 г.6202/97.

4.   Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.10.2008 г.№ 12886/07.

5.   Постановление Федерального Арбитражного Суда Московского Округа от 16.11.2011 г. по делу № А40-22155/11-34-193.