Новости
01.01.2022
Поздравляем Вас с Новым годом и Рождеством!
06.03.2021
Поздравляем с Международным женским днем!
23.02.2021
Поздравляем с Днем защитника Отечества!
Оплата онлайн
При оплате онлайн будет
удержана комиссия 3,5-5,5%








Способ оплаты:

С банковской карты (3,5%)
Сбербанк онлайн (3,5%)
Со счета в Яндекс.Деньгах (5,5%)
Наличными через терминал (3,5%)

ПРАВО КАК ФОРМАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ (Б.А. КИСТЯКОВСКИЙ)

Авторы:
Город:
Москва
ВУЗ:
Дата:
11 марта 2020г.

Развивая неокантианский подход к праву как культурному явлению и благу, известный русский юрист Богдан Александрович Кистяковский подчеркивал, что материальное и духовное развитие общества, а также внешнее могущество государства зависят от того, насколько право действительно будет господствовать в жизни своего народа. Согласно его подходу, право представляет собой одновременно явление (социальное, психическое) и государственно-организационное, и нормативное понятие, не сливаясь при этом с какой-либо одной из этих областей, а сохраняя свою автономность, самобытность и самоценность. Правовой феномен, справедливо полагал Кистяковский, нельзя сопоставлять с научной истиной, нравственным совершенством, религиозной святыней, имеющими абсолютный характер. Содержание права относительно: оно определяется изменчивыми социальными условиями. Однако из всех формальных ценностей (логика, методология) право в большей степени воздействует на поведение человека-   являясь социальным регулятором, создает внешние условия для проявления внутренней свободы человека. Кистяковский отстаивал «всестороннее дисциплинирующее значение права», во многом благодаря праву и «справедливость превращается из душевного настроения в жизненное дело» [2, с. 360].

Хорошо известны сетования ученого на отсутствие в отечественной литературе трактатов о праве, которые имели бы общественное значение, подобно, например, «Левиафану» Гоббса, сочинениям Мильтона, памфлетам Лильберна, которые, отражая противоположные социально-политические интересы и программы, тем не менее, не уничтожили друг друга, а, наоборот, способствовали формированию юридического мышления своей эпохи и вошли самостоятельными источниками в историю политико- правовой мысли. В нашей юридической литературе начала XX века нельзя назвать, заявлял Кистяковский, ни одной статьи, которая выдвинула бы какую-либо правовую идею, имеющую общественное значение.

«Где наш «Дух законов», наш «Общественный договор?» - сокрушался правовед. Аргументы, что русский народ вступил позднее других на исторический путь и поэтому нам незачем самостоятельно вырабатывать идеи свободы и прав личности, что все эти идеи уже высказаны и воплощены, и, следовательно, нам остается только их заимствовать, он, следуя кантианской методологии, принципиально отвергал. Недостаточно только лишь заимствовать идеи. Мы должны пережить их, как бы ни была очевидна та или другая идея, необходимо, рассуждал ученый, быть всецело охваченным этой идеей, и только в этом случае идеи, ассимилируясь с другими элементами сознания, возбуждают волю человека к активности. Правосознание русской интеллигенции, отмечал русский юрист, никогда не было всецело охвачено идеями прав личности и правового государства. Русская интеллигенция, согласно его убеждению, никогда не уважала права и не видела в нем ценности: ни Чичерин, ни Соловьев не создали чего-либо значительного в области правовых идей. Это не могло не отразиться на крайне низком уровне развития нашего правосознания, которое никогда не было охвачено идеями прав личности и правового государства. Кроме этого, нет единых образцов идеи свободы, личности, правового строя, конституционного государства - все эти понятия получают в сознании каждого отдельного народа собственную окраску подобно индивидуальности и самобытности каждой личности, формирующих основы правопорядка в обществе. С точки зрения Кистяковского, правовое сознание русской интеллигенции характеризуется, с одной стороны, стремлением построить сложный социальный механизм исключительно на этических нормах; с другой стороны, пристрастием к формализации, сведении его к текстам и параграфам закона или устава, в норме права видится не правовое убеждение, а только принудительное правило, проявляющееся вовне. Оба понимания, по мысли русского юриста, ошибочны, отсюда - тенденция к бюрократизму, подробной регламентации всех общественных отношений статьями писаных законов. Это отличительная черта не правового, а противоположного ему, полицейского, государства [2, с. 371]. Полемизируя с представителями нормативно-этического понимания права (П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой), русский юрист доказывал, что правовые нормы не должны основываться только лишь на этических предписаниях – на них нельзя построить конкретных социальных учреждений, любая общественная организация с необходимостью воплощается в нормах права, регламентирующих ее деятельность.

Причину понижения авторитета права во всех его формах в начале XX века в России Кистяковский видел в политизации законодательной деятельности и призывал, подобно другим либералам, энергично бороться с этим явлением: «У нас право всегда ставилось в гораздо большую зависимость от других факторов общественной жизни, чем это соответствует истинному положению и действительной роли его. Широкими кругами нашего общества право до сих пор не признавалось и не признается самостоятельной силой, регулирующей, направляющей, созидающей различные формы личной и общественной жизни. (…) Напротив, праву уделяют у нас значение лишь подчиненного орудия или средства для чуждых ему целей» [3, c. 381]. Право в сознании большинства населения России – это результат столкновения и борьбы политических сил. Для усиления авторитета закона необходимо добиваться, чтобы все законы точно и правильно исполнялись, не подвергаясь извращенному толкованию. Сословие юристов должно активно включиться в процессы реформирования правовой жизни общества и настаивать на признании за правом самостоятельного значения, которое не должно быть придатком к экономическим, политическим и другим сторонам общественной и государственной жизни. По своему существу право стоит над политическими партиями и его авторитет должен заключаться в неуклонном соблюдении правовых норм, а не в каких-либо внешних влияниях [3, с. 382-383]. Юристы должны вносить на обсуждение законопроекты и стремиться решать все вопросы издания новых законов с точки зрения права, а не каких-либо политических процессов – это необходимое требование, предъявляемое к каждому юристу в современных условиях правовой жизни. При этом более всего призвана установить независимое значение права, подчеркивал отечественный философ права, юридическая наука. Совершенствую правовой порядок формально с помощью права, возможно добиться улучшения в материальных отношениях, т.е. соответствия норм права реальным потребностям населения и его правовому сознанию.

 

Список литературы

 

1. Жуков В.Н. Русская философия права: от рационализма к мистицизму. М., 2018.

2.      Кистяковский Б.А. В защиту права (Задачи нашей интеллигенции. Вехи. М., 1909) // Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб, 1998.

3.    Кистяковский Б.А. Путь к господству права (Задачи наших юристов) // Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб, 1998.

4.   Новгородцев П.И. Нравственный идеализм в философии права / Проблемы идеализма. Сборник статей [1902]. М., 2002.

5. Фролова Е.А Б.А. Кистяковский как методолог, философ и социолог права // Государство и право, 2019, №3. С.149-158.