Новости
09.05.2024
Поздравляем с Днём Победы!
01.05.2024
Поздравляем с Праздником Весны и Труда!
12.04.2024
Поздравляем с Днём космонавтики!
Оплата онлайн
При оплате онлайн будет
удержана комиссия 3,5-5,5%








Способ оплаты:

С банковской карты (3,5%)
Сбербанк онлайн (3,5%)
Со счета в Яндекс.Деньгах (5,5%)
Наличными через терминал (3,5%)

ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВОПРОСУ РЕАЛИЗАЦИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ ОБВИНЯЕМЫМИ ПРАВА НА РАССМОТРЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Авторы:
Город:
Москва
ВУЗ:
Дата:
18 марта 2017г.

Суд присяжных[1] – особый состав суда с большим числом граждан, не являющихся профессиональными судьями,  но  призванных к отправлению правосудия. Особым данный состав суда делает конституционно-правовая природа функционирования суда присяжных, что является не только уголовно-процессуальной, но и конституционно-правовой гарантией реализации конституционного права на судебную защиту.

Подсудность уголовных дел суду присяжных определяется в соответствии с положениями ст.ст. 30-31 УПК РФ, согласно которым суду присяжных подсудны две группы уголовных дел:

1.   уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 210, ч. 5 ст. 228[2], ч.

4 ст. 229[2], ст. 277, ч. 3 ст. 281, ст. 295, ст. 317, ст. 357 УК РФ, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями УК РФ в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь (далее – «первая группа»);

2. уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 126, ст. 209, ч. 1-3 ст. 211, ст. 227, ст. 353-356, ст. 358, ч. 1-2 ст. 359, ст. 360 УК РФ (далее – «вторая группа»).

Различие между ними состоит в том, что при наличии обвинения в преступлении из «первой группы» уголовное дело не будет подсудно суду присяжных, если обвиняемому не может быть назначено пожизненное лишение свободы или смертная казнь; для составов преступлений из «второй группы» таких ограничений нет, что означает, что несовершеннолетние, обвиняемые в совершении преступления из «первой группы», не имеют права на рассмотрение их уголовного дела судом присяжных, т.к. им в соответствии с ч. 2 ст.  57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ пожизненное лишение свободы и смертная казнь не назначаются.

Данная проблема была предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации (далее – КС РФ), который вынес Постановление КС РФ от 20.05.2014 № 16-П[2], которое, являясь формой негативного правотворчества, занимает особое место в механизме уголовно-правового регулирования, поскольку содержат положения, непосредственно определяющие содержание норм уголовно-процессуального законодательства с учетом Конституции РФ.

Правовую позицию КС РФ в соответствии с данным постановлением можно изложить тезисно следующим образом:

1.   Право на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей безусловно распространяется лишь на обвиняемых в совершении тех преступлений, за которые в санкциях статей УК РФ предусмотрена смертная казнь, если только они (обвиняемые) не относятся к лицам, которым эта исключительная мера наказания не назначается. В остальных случаях суд с участием присяжных заседателей выступает в качестве должного суда по тем уголовным делам, которые отнесены к его компетенции федеральным законом.

2.   Определение категорий уголовных дел, подсудных суду присяжных, равно как и изменение ранее установленной подсудности составляют исключительную компетенцию федерального законодателя.

3.      Рассмотрение уголовного дела судом присяжных не является  непременным условием реализации обвиняемым права на судебную защиту, изменение федеральным законодателем регулирования подсудности уголовных дел суду присяжных само по себе не может рассматриваться как ограничивающее доступ к правосудию и затрагивающее существо права на законный суд.

4.     Федеральный законодатель должен действовать не произвольным образом, а исходя из обусловленности дифференциации процессуальных форм судебной защиты обязанностью государства обеспечивать эффективность способов правовой защиты при соблюдении баланса конституционных ценностей, принципа правовой определенности и при безусловном гарантировании равенства перед законом и судом.

5.     Не может рассматриваться как ведущее к дискриминации и тем самым нарушающее закрепленный ст. 19 Конституции Российской Федерации принцип равенства всех перед законом и судом установление запрета на назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы или смертной казни лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет.

6.   Процессуальные особенности определения законного состава суда по таким уголовным делам, обусловленные не половозрастными признаками обвиняемого лица как таковыми, а возможностью или невозможностью применения к нему определенных видов наказания, не могут рассматриваться как несовместимые с конституционными принципами и нормами.

7. Дифференциация подсудности уголовных дел по признаку наиболее строгого наказания в виде пожизненного лишения свободы или смертной казни, которое не может быть назначено лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, опирается на объективно обусловленные критерии, вытекающие из принципов гуманизма и справедливости, не может рассматриваться как ухудшающее их положение с точки зрения конституционных требований обеспечения гарантий судебной защиты, само по себе не препятствует доступу к правосудию и не может рассматриваться как ограничение права на судебную защиту.

8.   Специальный порядок производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних соответствует международно-правовым стандартам.

9.   Суд присяжных как форма рассмотрения уголовного дела не исключает в принципиальном плане его конфиденциальность, но надлежащим образом условия для ее реализации обеспечиваются в более узкой коллегии принимающих решение лиц, профессиональный статус которых подразумевает более щепетильное отношение к соответствующей информации.

10.      Предоставление несовершеннолетнему обвиняемому права на рассмотрение его дела коллегией из трех профессиональных судей, а судом присяжных, в качестве дополнительной процессуальной гарантии законного, объективного, беспристрастного и справедливого разрешения дела не может расцениваться как ухудшающее положение несовершеннолетних и вводящее дискриминирующие их по сравнению с совершеннолетними лицами различия в обеспечении эффективной судебной защиты их конституционных прав.

В целом, данное постановление последовательно проводит генеральную линию: суд присяжных является самостоятельным видом состава суда, уполномоченным в соответствии с УПК РФ рассматривать конкретные уголовные дела, а любое исключение из подсудности данного состава суда уголовных дел на основании закона соответствует Конституции РФ при выполнении конституционно- правовой гарантии, закрепленной в ч. 2 ст. 20 Конституции РФ, которую при действующем законодательстве невозможно нарушить.

Тем не менее, в правовой позиции КС РФ, изложенной в данном постановлении можно выделить несколько неоднозначных выводов.

Во-первых, представляется странным обоснование целесообразности исключения уголовных дел с несовершеннолетними обвиняемыми из подсудности суда присяжных, поскольку профессиональный статус судьи подразумевает более щепетильное отношение к соответствующей информации, нежели статус присяжного заседателя, поскольку принципиальное требование беспристрастности суда распространяется как на профессиональных судей, так и на входящих в состав суда присяжных заседателей, что должно включать в себя и надлежащее отношение к информации, получаемой в ходе судопроизводства. Непонятным является такое отношение КС РФ к способности коллегии присяжных заседателей адекватно оценивать необходимость не разглашать ограниченную в распространении информации.

Более того, определение обвиняемого как несовершеннолетнего носит весьма условный характер, так как в соответствии с ч. 1 ст. 87 УК РФ и ч. 2 ст. 420 УПК РФ несовершеннолетними признаются лица, не достигшие к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет, в то же время реальный возраст обвиняемого на момент проведения судебного разбирательства не имеет правового значения. Таким образом, вполне возможна ситуация, при которой совершеннолетний обвиняемый будет лишен права на рассмотрение его уголовного дела судом с участием присяжных по той причине, что преступление, в совершении которого он обвиняется, было совершено до достижения им совершеннолетия.

Также, необходимо обратить внимание, что вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела судом присяжных будет разрешаться вне зависимости от возраста потерпевшего, который также может быть несовершеннолетним, а интересы потерпевшего не будут иметь определяющего значения, несмотря на правовую позицию КС РФ, изложенную в рассматриваемом постановлении.

Также, по указанным в «первой группе» составам преступлений несовершеннолетний обвиняемый может реализовать свое право на рассмотрение уголовного дела судом присяжных, если это преступление будет совершено в соучастии с совершеннолетним, который заявит ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом присяжных, а уголовное дело невозможно будет разделить.

Во-вторых, рассматриваемое постановление КС РФ никак не затрагивает вопрос: имеет ли несовершеннолетний обвиняемый право на суд присяжных, если он обвиняется в совершении преступления из «второй группы» составов. Разумеется, предметом рассмотрения КС РФ такой вопрос не был, следовательно, КС РФ не мог и сформулировать по нему свою правовую позицию. Тем не менее, при изучении данного постановления может сложиться мнение, что несовершеннолетний обвиняемый вовсе не имеет права на рассмотрение его уголовного дела судом присяжных, что не соответствует действующему законодательству.

В-третьих, в соответствии с Конституцией РФ порядок определения состава суда, уполномоченного рассматривать уголовное дело, устанавливается исключительно УПК РФ. Представляется, что положения УПК РФ никоим образом не могут противоречить или не соответствовать Конституции РФ при определении такого порядка.

Фактически, КС РФ в рассматриваемом постановлении по сути лишь констатировал, что право на рассмотрение уголовного дела судом присяжных не входит в состав права на судебную защиту, подсудность уголовных дел такому составу суда определяется исключительно УПК РФ и любые изменения данной подсудности соответствуют положениям Конституции РФ. Тем не менее, вынося именно постановление, а не определение, КС РФ указал на наличие предмета разбирательства в порядке конституционного судопроизводства, в то время как его (предмета) нет.

Исходя из действующего правового регулирования вопросов реализации несовершеннолетними обвиняемыми права на рассмотрение уголовного дела судом присяжных с учетом правовой позиции КС РФ, можно сделать вывод, что положения УПК РФ, регулирующие подсудность уголовных дел суду присяжных содержат дискриминационные положения, которые, с одной стороны, ограничивают несовершеннолетних обвиняемых в реализации их права на рассмотрение уголовного дела судом присяжных, с другой стороны, законодатель не использует никаких объективных критериев для определения и дифференциации такой подсудности. Данное противоречие можно устранить, если предусмотреть право обвиняемого на рассмотрение уголовного дела судом присяжных пусть и по прямо перечисленным в УПК РФ составам преступлений, но без каких-либо ограничений, в том числе и по возрасту обвиняемого.



1     Действующее уголовно-процессуальное законодательство не использует термин «суд присяжных», а применяет два иных термина: «судья федерального суда общей юрисдикции и коллегия из двенадцати присяжных заседателей» и «суд с участием присяжных заседателей». В целях удобства в настоящей статье данные легальные термины заменены на термин «суд присяжных».

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 20.05.2014 № 16-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.А. Филимонова» // СПС «Гарант.

Пристатейный библиографический список

 

1.        Курс уголовного процесса / Под ред. д.ю.н., проф. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016. 1278 с.

2.        Ругина О.А. О роли правовых позиций Конституционного Суда РФ как источника уголовного права (на примере постановления № 32-П от 11 декабря 2014 г.) // Законность и правопорядок в современном обществе. № 23. 2015. С. 155-160.

3.        Смолькова И.В., Преловский П.О. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по поводу уголовного судопроизводства – судебные прецеденты? // Известия Байкальского государственного университета. № 1. 2016. С. 129-133.