Новости
01.01.2022
Поздравляем Вас с Новым годом и Рождеством!
06.03.2021
Поздравляем с Международным женским днем!
23.02.2021
Поздравляем с Днем защитника Отечества!
Оплата онлайн
При оплате онлайн будет
удержана комиссия 3,5-5,5%








Способ оплаты:

С банковской карты (3,5%)
Сбербанк онлайн (3,5%)
Со счета в Яндекс.Деньгах (5,5%)
Наличными через терминал (3,5%)

ОЦЕНКА КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ КАК МЕХАНИЗМ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РЕГУЛЯТОРНОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

Авторы:
Город:
Ставрополь
ВУЗ:
Дата:
11 марта 2020г.

Эффективная государственная политика в сфере противодействия преступности призвана быть гибкой и устремленной к динамике в институциональном и методологическом развитии. Криминологическое законодательство как относительно новое правовое образование, представляющее собой систему законодательства об организационных основах противодействия преступности, – важнейший элемент механизма антикриминальной деятельности в России.

Исследуемая в рамках криминологии закона проблематика правовых источников о предупреждении и борьбе с преступностью включает в себя два важнейших аспекта:

1)   объективная оценка эффективности нормативного регулирования противодействия преступности;

2)    выявление и устранение дефектов нормативных предписаний, обладающих криминогенным или деликтогенным потенциалом.

В настоящее время второму вопросу, как это ни странно, уделяется значительно больше внимания в российской правовой науке. Научному критическому анализу подвергаются не только нормы и институты уголовного, уголовно-процессуального, пенитенциарного законодательства, но и собственно криминологическое законодательство. Многие авторы также рассматривают пробелы, коллизии и иные дефекты нормативных предписаний как серьезный криминообразующий фактор. [2] Д.А. Шестаков ввел в криминологию понятия преступного закона и криминогенного закона. [5]

Однако до сих пор в науке не сформирована научно обоснованная и практически ориентированная концепция определения степени эффективности нормативных правовых актов, устанавливающих правовые и организационные основы социального контроля преступности.

Очевидно, что сегодня взор федеральной власти обращен к упорядочиванию регуляторной политики. Нынешний созыв Государственной Думы Российской Федерации провел значительную по своему масштабу ревизию законодательного портфолио нижней палаты парламента, в результате которой более двух тысяч находившихся на рассмотрении проектов федеральных законов, внесенных за период с первого созыва Государственной Думы, были рассмотрены, а 14% от их общего количества были приняты. [6] В 2019 году председатель Правительства Российской Федерации Д.А. Медведев объявил реформу по дерегулированию и поручил Правительству России разработать дорожную карту так называемой регуляторной гильотины. [7] С 2012 года в России действует механизм оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов, а с 2015 года нормативные правовые акты, регулирующие правоотношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, подлежат оценке фактического воздействия. Указанные механизмы позволяют обеспечить высокую эффективность нормативного регулирования по принципу "перманентной включенности" нормотворцев в процесс регулирования.

Эксперты Центра стратегических разработок, занимающиеся разработкой проблем регуляторной политики в  сфере бизнеса, отмечают, что "ориентация системы государственного управления на воспроизводство нормативных правовых актов, отсутствие долгосрочного планирования регуляторной политики, приводят к тому, что заимствованные из успешных правовых систем институты открытости, общественного обсуждения, оценки регулирующего воздействия, открытых данных с трудом приживаются на российской почве". [1] В этой связи внедрение механизмов повышения качества регулирования в публично-правовом секторе представляется еще более сложной задачей.

Отмечаемые многими учеными и экспертами проблемы в законодательных актах "криминального цикла" и в нормативных актах о нерепрессивной антикриминальной деятельности зачастую остаются за рамками восприятия как субъектов нормотворчества, так и правоприменителей. Вопрос же о введении института криминологической экспертизы нормативных правовых актов и их проектов неоднократно поднимался в научной литературе. [4] А, например, профессором А.И. Долговой был разработан проект закона о криминологической экспертизе. [8] C принятием Федерального закона от 17 июля 2009 года № 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов" один из видов криминологической экспертизы был внедрен в российскую правовую практику.

Очевидно, что криминологическое законодательство представляет собой систему нормативных правовых актов, имеющую квазиотраслевую природу. Некоторые ученые предлагают даже рассматривать криминологическое право в качестве самостоятельной отрасли. [3] Поэтому целесообразно говорить о необходимости выявления регуляторных особенностей криминологического законодательства, а также о специфике его правоприменения.

В качестве механизма, позволяющего определить "узкие места" в системе нормативного регулирования (в первую очередь речь идет о выявлении дефектов, обладающих криминогенным или деликтогенным потенциалом) и вместе с тем оценить степень эффективности криминологического законодательства предлагается оценка криминологического воздействия. Данный вид криминологической экспертизы представляет собой исследование содержания нормативного правового акта, определяющего правовые и организационные основы профилактики преступности и борьбы с ней, во взаимосвязи с показателями эффективности правоприменения.

В качестве объекта оценки криминологического воздействия предлагается рассматривать федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, муниципальные правовые акты, регулирующие общественные отношения в сфере профилактики преступности и борьбы с ней посредством закрепления правовых механизмов противодействия преступности, не связанных с уголовно-правовым воздействием.

Для обеспечения максимальной эффективности предлагается наделить статусом субъектов оценки криминологического воздействия на паритетных началах органы прокуратуры Российской Федерации и министерство юстиции Российской Федерации. Привлечение же представителей экспертного и научного сообщества, органов общественного контроля и юристов-практиков призвано обеспечить выработку научно обоснованных предложений, высокий уровень экспертности и транспарентности оценки криминологического воздействия. Учитывая, что одним из принципов оценки криминологического воздействия должен являться принцип профессионализма, представляется необходимым обеспечить материальное стимулирование в том числе для привлекаемых к оценке экспертов.

Непосредственно процедура оценки криминологического воздействия должна включать в себя стадии, предполагающие плюралистический подход относительно исследуемого нормативного правового акта: публичное обсуждение, экспертные консультации и слушания, фокус-группы, опросы, анализ статистической информации. По итогам обобщения полученных результатов определяются дефекты нормативных предписаний деликтогенного и криминогенного характера, выявляются индикаторы эффективности правоприменения, позволяющие в совокупности оценить степень соответствия нормативного регулирования заявленным криминологическим целям, выработать конкретные предложения по доработке соответствующего нормативного акта. Непреложным правилом в отношении результатов оценки криминологического  воздействия должна стать обязанность субъектов нормотворчества по восприятию внесенных субъектами оценки предложений в дальнейшей нормотворческой работе.

Представленный механизм позволит выявить криминогенные факторы или криминологически не обоснованные положения в содержании нормативного правового акта; подготовить предложения об устранении этих дефектов; усовершенствовать правовой механизм противодействия преступности в рамках правового регулирования конкретного нормативного правового акта.

Концепция оценки криминологического воздействия актов криминологического законодательства как публично-правовой инструмент определения эффективности регулирования подлежит дальнейшему научному и экспертному переосмыслению в целях возможного внедрения механизма оценки криминологического воздействия в практической деятельности.

 

 

Список литературы

 

 

1. Голодникова А.Е., Ефремов А.А., Соболь Д.В., Цыганков Д.Б., Шклярук М.С. Регуляторная политика в России: основные тенденции и архитектура будущего (под ред. Комина М.О.). – Центр стратегических разработок, Москва, 2018. С. 23.

2. Кысыкова Г.Б. Закон как обстоятельство совершения преступлений. // Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований. – 2012. – С. 219-223.

3.Орлов В.Н. Основы криминологического права: учебник. М.: Криминологическая библиотека; Ставрополь: АГРУС Ставропольского гос. аграрного ун-та, 2016. 668 с.

4.    Савдина Л.В. О необходимости принятия  общего закона «о криминологической экспертизе нормативных правовых актов и их проектов» // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2012. № 26.

5.   Шестаков Д.А. Введение в криминологию закона. – СПб: «Юридический центр Пресс», 2011. – С.46.

6.     Выступление Вячеслава Володина на открытии весенней сессии Государственной Думы //http://duma.gov.ru/news/29387/

7. Около 13,5 тыс. экспертов, представителей бизнеса и власти посетили Гайдаровский форум //https://gaidarforum.ru/news/okolo-13-5-tys-ekspertov-predstaviteley-biznesa-i-vlasti-posetili- gaydarovskiy-forum/?sphrase_id=16726

8. Проект Федерального закона «О криминологической экспертизе» // http://crimas.ru/?p=1685